ТАНТРИЗМ

Теология тантризма

Теология тантризма

Для индийской философии в целом характерен сильный интерес к феномену йоги.

В Индии часто образы йогина и философа совпадают. Поскольку же в традиционной Индии не произошло отпадения философии от религии, то главной задачей мыслительной системы, в том числе и в ИТФ, становится осмысление природы Божества. Этим занят основной, центральный раздел ИТФ.

Тантрические интерпретации природы абсолютного Бога в целом находится в русле общеиндуистских установок. Бог есть высшая реальность, вечная, несотворенная, безличная Сущность, высшее Сознание, Брахман, источник всех вещей, постижимый только интуитивно-йогически. Ни одно слово не может обозначить его суть, вот почему в ходу часто отрицательные характеристики абсолютного, например, ниргуна-брахман (букв. “Брахман без качеств”).

Абсолютное может также рассматриваться и с имманентной стороны. В этом случае его можно представить как биполярную модель, т. е. как систему, состоящую из двух элементов. Первый из них — принцип тождества, второй — принцип различия, и вместе они образуют сверхбытие абсолюта. Эта же модель выглядит как соединение неподвижности и движения, статики и динамики, “мужского” и “женского”. Данная биполярность носит чисто методологический характер, поскольку, как постоянно подчеркивают тантрические источники, оба аспекта абсолютного суть одно и то же.

С теологической, культовой точки зрения биполярная модель есть соединение Шивы и Шакти. Собственно в шиваитском тантризме Шива — высший и единый Бог, аналог Брахмана, а также идеальный йогин, достигший освобождения, наставник наставников. В биполярной модели он занимает полюс статичности, тождественности. Шакти понимается как первичная космическая сила, абсолютная энергия, жизнь. Именно с ее помощью Шива управляет мирозданием. Шива и Шакти находятся в неразрывном единстве. На теологическом уровне это единство осмысляется через понятие ананды, блаженства. Это идеал высшей радости, архетип всех возможных видов блаженных состояний, известных в эмпирическом мире.

В тантризме произошло переосмысление “майи”: из творящей множественность иллюзорной силы, как она представлена в адвайта-веданте, она становится реальной космической силой, одним из аспектов Шакти. Впрочем, майя не утрачивает своей негативности, оставаясь омрачающей энергией абсолютного. Будучи неотделимой от истинно сущего, майя все-таки “виновна” за образование более низкого, “грубого” порядка вещей. Освобождение от уз майи не прерывает ее деятельности в масштабе всего космоса, но она перестает иметь значение для освободившегося индивида.

Абсолютное часто трактуется как абсолютное Сознание, превосходящее любое различение. Это сущность, пребывающая до появления мира, который понимается как “объект” (идам), происходящий из сознания-субъекта (ахам). Сознание выступает в трех основных состояниях: 1) как таковое, “одно-без-второго” (чит, или парасамвит); 2) двуединая целостность Сознания и мира, когда отсутствует внешняя проекция (ананда); 3) внешняя проекция Сознания (абхаса), манифестация вселенной. Каждая последующая ступень не отрицает предыдущую, но вырастает из нее и сохраняет ее как собственный источник.

Абсолютное Сознание в ИТФ есть взаимосвязь двух основных аспектов — пракаши и вимарши. Пракаша — свет Сознания, постоянное и пассивное излучение запредельного света. Вимарша наделяет это свечение активной энергией. Понятие вимарши призвано было компенсировать “недостаток” адвайтистской концепции абсолютного сознания, в котором полностью отсутствовал динамический момент. Вимарша — одновременно сила Самосознания и спонтанная вибрация абсолютной реальности.

ИТФ кашмирского шиваизма исследует и такое важное понятие, как спанда (“вибрация”). Это блаженное соединение Шива и Шакти, некий спонтанный и идеальный ритм жизни мироздания и самого человека. Двумя пределами этой целостной вибрирующей силы являются унмеша (раскрывание многообразия мира и одновременно “засыпание” абсолютного) и нимеша (возвращение абсолюта к самому себе, свертывание мира).

Некоторые тантрические тексты говорят о высшем божестве как об абсолютной речи (паравак). Это архетипическая структура мира, животворящее начало, лишенное любых ментальных и вербальных импликаций, оно ни с чем не соотносится и ничего не обозначает. Это прообраз звука, состояние абсолютного неразделения звука, буквы и смысла.

Большое значение в теологии тантризма играют понятия кула и акула (kula и akula). Кула в контексте ИТФ означает “семью” энергии, состоящую из познающего субъекта, познаваемого объекта и самого акта познания. Это полюс Шакти. В этом случае акула есть выход за пределы “семьи”, состояние трансцендентальности, вечное Одно, Шива. Однако кула и акула “едины, как вода и водные пузырьки”. В некоторых источниках термин “кула” может обозначать высшую реальность в целом.

В философии Абхинавагупты активно разрабатывается проблематика хридаи, т. е. “сердца”. Сердце понимается как символ сокровеннейшего сознания. Именно в Сердце происходит соединение Бога и Богини. Это высшее Я Бога (пурнаханта), чистое Сознание, полнота изумления (вишмая) и невыразимой тайны. С другой стороны, Сердце тождественно вимарше, в нем пульсирует ритм абсолютной космической деятельности. В этом случае оно также совпадает с понятием спанда. Сердце — не статичное, но динамическое начало, пребывающее в состоянии вечного движения-к-себе.

Таким образом, в ИТФ абсолютное трактуется как Одно, отрешенное от мира и само-по-себе единство. Это ниргуна, нишкала-брахман. С другой стороны, в нем прослеживаются два неразрывно связанных друг с другом аспекта. Будучи соединен со своей силой-Шакти, Брахман-Шива обретает ритмическую пульсацию, не только не умаляющую его великолепия, но и еще больше подчеркивающую его.

Теги

Другие записи в рубрике

Close