ПРИЛОЖЕНИЕ

Школы индуистской философии

Школы индуистской философии

Все шесть школ признают авторитет Вед и считают главной и конечной целью человеческой жизни достижение Освобождения. Все школы признают причиной страданий человека неведение, незнание истины.

Ньяя

Была создана мудрецом Гаутамой. Все внимание эта школа сосредоточила на условиях получения знания. В ней были разработаны правила логического анализа, методы получения истинного знания за счет искоренения неправильного, ошибочного мышления. Основным достоверным источником знаний считались священные тексты и авторитет святых.

Освобождение по учению школы Ньяя человек мог получить только при изучении методов получения истинных знаний и при постоянном применении их в жизни.

Система Ньяи состояла из шестнадцати основных логических категорий. Также она включала классификацию двенадцати категорий, из которых состоял мир.

После обретения истинного знания, в процессе постоянного анализа и размышления, индивид выбирается из ложных представлений в отношении своего ложного тождества. Он начинает видеть мир из двенадцати изучаемых предметов и описываемый шестнадцатью категориями. Познавшего суть вещей человека не затрагивают страсти и телесные импульсы. Он свободен от привязанностей.

Вайшешика

Была создана философом Канадой.

Представляет собой систему, изучающую шесть общих категорий, которые подразделялись на множество категорий, где анализировались все предметы и явления. Все предметы в мире состоят из атомов, но кроме предметов существуют тонкоматериальные качества, взаимодействующие и влияющие на материальный мир. Душа человека – одно из тонкоматериальных явлений, которая подвергается различным воздействиям.

«Адхарма – это качество Атмана (души). Для субьекта действия она является причиной идеи неблагополучия, страдания. Она прекращается с переживанием последнего момента страдания. Адхарма производится посредством контакта атмана и манаса. Когда у человека появляется страстное желание познать средство Освобождения от страданий, он направляется к Учителю, для изучения шести категорий и обретения знания. По прекращении незнания он становится бесстрастным, а став бесстрастным, избавляется от гнева, отвращения и т. п., что останавливает возникновение Дхармы и адхармы, их полное прекращение. Тогда атман становится лишенным семян будущего рождения, а тело и органы чувств прекращают свое существование. Наступает успокоение, которое и есть мокша» Прашастапада.

Санкхья

Создана мудрецом Капилой.

Санкхья создала классификацию из двадцати четырех таттв, из которых состоит все сущее: пракрити, буддхи, ахамкара, манас, пять джняна-индрий, пять карма-индрий, пять танматр, пять элементов.

Освобождение от страданий является результатом применения добродетели, йоги и других различных методов. Преодолевается связанность сознания телом, чувствами, мыслями. Связанность возникает из-за деятельности пракрити (материальной причины гун), затмевающей свет Пуруши (чистого сознания). Когда чувства упорядочены и ум достиг спокойствия, буддхи делается прозрачным и отражает чистый свет Пуруши.

Йога

Восьмиступенчатая йога создана риши Патанджали.

Главная задача йоги – с помощью системы методов успокоить колебания сознания, и достижение покоя сознания и является Освобождением.

Ступени системы:

  1. Яма (воздержание)
  2. Нияма (соблюдение правил и предписаний)
  3. Асаны
  4. Пранаяма
  5. Пратьяхара
  6. Дхарана
  7. Дхьяна
  8. Самадхи

Миманса

Создал мудрец Джаймини.

Все Веды имеют дело с Дхармой или делами долга, из которых главными считаются жертвоприношения. Должное выполнение жертвоприношений зависит от правильного истолкования ведических текстов. Веды предписывают выпонение долга, определяя те благотворные результаты, которые следуют из него.

Дхарма – это система правильной жизни, выполнение предписаний, побуждающих человека к правильному действию, ведущему к счастью.

Действия (кармы) подразделяются на:

  1. Постоянные, обязательные (сандхья, омовения, экадаши и т. д.)
  2. Совершаемые в соответствии с обстоятельствами (простирания, знаки почтения)
  3. Используемые для особых целей – рождение ребенка у бездетных, обретение здоровья, богатства и т. д.

Самое высшее достижение в Мимансе – обретение рождения на небесах, где нет страданий.

Адвайта-веданта

Основная школа среди ведантических школ. Была создана как целостное и законченное учение Шанкарой.

Эта школа признает существование только Абсолютного Брахмана. Относительный мир возникает как иллюзорное видение под действием Майя-шакти, энергии Абсолюта, которая существует изначально. Майя-шакти создает ложное отождествление сознания с объектами, например, ошибочное отождествление как «Я есть это тело».

Классическим примером изображения принципа иллюзорного восприятия является «веревка, принимаемая за змею».

Освобождение достигается при устранении авидьи, неведения, ограничений сознания, которые скрывают истинное видение Брахмана. Исчезает разделение на субъект и объект, и остается одно целостное, единое Сознание.

Парадвайта кашмирского шиваизма

Абхинавагупта, выдающийся мыслитель кашмирского шиваизма 11 века, находил некоторые логические и психологические недостатки в школе ведантистского монизма Шанкары, и, следовательно, называл монизм своей школы парадвайта, или «абсолютная недвойственность».

Он специально использует этот термин для отличия от монизма адвайта-веданты, который он тщательно изучает и подвергает критике в некоторых своих работах. Он говорит, что «понятие абсолютного существования Брахмана, вместе с авидъей в качестве его упадхи (побочного элемента, примыкающего к Нему) нельзя принять за точное представление чистого монизма», так как это подразумевает извечное существование двух сущностей – Брахмана и Вселенского неведения. Это равнозначно двойственности. Подвергая критике концепцию авидьи как источника мироздания, Абхинавагупта говорит:

«Явное противоречие заключено в словах о том, что авидья неописуема и [в то же время] в описании ее как сущности, которая принимает форму всех бесконечно разнообразных проявлений. Утверждение о том, что ограниченные существа находятся в заблуждении в силу изначального неведения, вызванного авидьей или божественной энергией, означает, что такую энергию вполне можно описать, и именно так ее и описывают. Кроме того, нереальная сущность не способна создать такое грандиозное представление. Если она действительно способна творить, тогда она, без сомнения, является реальной сущностью, а не кажущейся и неописуемой».

Он также критикует еще одну из теорий мироздания, а именно понятие иллюзии (виварта). Эта теория имеет два аспекта. Во-первых, она относится к явлению некого несуществующего феномена, такого как, например, сон или мираж. Согласно этой точке зрения, вселенная не существует, но лишь кажется существующей реальностью. Виварта может также относится к некому явлению, которое на самом деле является не тем, чем кажется, как, например, веревка может быть принята за змею, или раковина – за серебро. В соответствии с этим аспектом виварты, Брахман существует, но ложно предстает как Бог, ограниченная душа и неживая материя. По словам Абхинавагупты:

«Сказано, что виварта – проявление несуществующей сущности. Как она может быть нереальной, когда она проявлена? Никто не обратил должного внимания на это несоответствие».

Абхинавагупта замечает, что сущность, явственно проявляющаяся и создающая вселенную, должна быть чем-то реальным и существенным и должна быть описана соответственно.

Абхинавагупта настаивает на том, что его точку зрения по поводу творческой природы абсолютной реальности не следует путать с взглядами санкхьи или веданты, поскольку это исключительно шиваитский взгляд.

Истолковывая творческую природу Брахмана в свете шиваизма, он говорит:

«Брахман есть одно сплошное целое. Это та сила блаженства, которая проявляет себя вовне наподобие бьющей через край вселенской творческой энергии, заключенной внутри. Безграничное Сознание раскрывается во всем проявленном существовании, поскольку слово «Брахман» означает как всепронизывающую бесконечность, так и проявленный мир».

Сравнивая такое шиваитское понимание природы Брахмана с взглядами Адвайта-веданты, он продолжает:

«Брахман шиваизма не то же самое, что Брахман Адвайта-веданты, весьма напоминающий нигилистическую концепцию буддизма».

Находя противоречие между единством и многообразием неразрешимым, некоторые мыслители (ведантисты) заявляют, что видимое многообразие необъяснимо, так как оно есть первичное неведение (авидья). Другие же (буддисты) говорят, что многообразие ложно, потому что оно есть результат умственной деятельности (самврити). Таким образом, и те, и другие вводят в заблуждение себя и других.

В другой части той же работы он обсуждает этот вопрос подробно и высказывает следующее мнение:

«Если утверждать, что единство абсолютного Сознания – реальность, и что проявление многообразия – следствие нарушения, вызванного авидьей, тогда невозможно решить, кто ответственен за эту погрешность неведения (авидья). Потому что, с одной стороны, как мог Брахман, чистое знание, принять форму неведения? А с другой стороны, на деле нет иного существа, которому может быть присуще неведение».

Абхинавагупта не принимает авидью как необъяснимую сущность. Он утверждает:

«Если авидью считать необъяснимой, нам непонятно для кого она необъяснима. С одной стороны, ее сущностная природа проявляется, а с другой стороны, она считается «неописуемой». Что же это? Если это означает, что ее существование не может быть объяснено или подтверждено с помощью логических доводов, тогда возникает вопрос, что это за логика, которая противоречит непосредственному опыту? Каким образом сущность, сияющая как переживание, может не удостоверяться!»

Далее Абхинавагупта высказывает предположение по поводу теории мироздания Адваита-веданты:

«Брахман, чистое Сознание, обнаруживается как самосущая истина в состоянии нирвикальпа, прямом переживании, свободном от концептуализации. А разнообразие феноменального мира определяется процессом ментальной концептуализации».

Он опровергает такой довод следующим образом:

«Кто осуществляет этот процесс? Если это Брахман, он оказывается тогда омраченным авидьей. Кроме Него никто не существует. Кто еще тогда может совершать это?»

Следующий довод по этому вопросу:

«Как можно тогда говорить, о том, что неконцептуальное знание – подлинно, а концептуальное знание – ложно, если и то, и другое одинаково сияют!»

В конечном счете, адвайтисты могут попытаться найти подтверждение своим взглядам в авторитетных ведийских текстах, но Абхинавагупта предупреждает такую попытку:

«Если утверждать, что отсутствие разницы устанавливается на основе авторитета священных писаний, невзирая на обыденный опыт, тогда следует сказать, что сами эти писания имеют вес в сфере многообразия, и они же и определяются многообразием».

В заключение, Абхинавагупта говорит:

«Если принимать концепцию абсолютного монистического чистого Сознания, тогда будет невозможно объяснить каким образом Оно осуществляет не зависящую от него деятельность по поддержанию многообразия форм. Но все это можно было бы удостоверить и объяснить, если рассматривать Его как наделенное свободой в форме Самоосознавания».

Так Абхинавагупта представляет и рассматривает взгляды школы Адвайта-веданты Шанкарачарьи. Нетрудно понять, почему Абхинавагупта чувствует необходимость разграничить недвойственность кашмирского шиваизма и очевидный монизм последователей Шанкарачарьи, создавая в процессе этой полемики термин парадвайта.

Следует указать на то, что основное различие между ведантистским монизмом, о котором говорил Шанкарачарья, и парадвайтой, разработанной мудрецами кашмирского шиваизма, скорее лежит в сфере логики, нежели в сфере веры. Ведантистские учителя считали, что источник феноменального существования лежит за пределами абсолютного Сознания и рассматривали его творческую силу как зависимую от внешнего элемента, который они называли неведением (авидъя). Учителя же парадвайты были убеждены в том, что эта творческая сила есть сущностная природа абсолютного Сознания и источник всего проявленного мира.

Учителя веданты, такие как Шанкарачарья и Гаудапада, могли применять дуалистический подход в своей логической аргументации, но их взгляды и практические методы существенно отличались. Оба были преданными теистами, как и авторы шиваитского монизма; оба применяли различные формы духовной практики, близкие шакта-упая кашмирского шиваизма, и использовали тантрические методы в своей духовной практике.

Точка зрения парадвайты

Согласно высшему монизму Абхинавагупты, абсолютное Я-Сознание – единственное, что существует. Оно есть беспредельное, вечное, совершенное и чистое Сознание, исполненное божественной творческой энергии. Этой творческой энергии присуща вибрация, и она активно участвует как в проявлении относительного единства, так и многообразия.

Термин «относительное единство» используется здесь потому что проявленное единство лишь относительно едино по сравнению с абсолютным единством беспредельного Я-Сознания, в котором, как считается, присутствует все абсолютно реальное мироздание. Настоящий йогин, утвердивший себя в парадвайте, видит одного Абсолютного Бога во всем многообразии и единстве. Кашмирский шиваизм не считает многообразие иллюзией подобной «сыну бесплодной женщины», но воспринимает его таким же реальным как относительное единство.

Абсолютная реальность сияет в проявлениях относительного единства и многообразия. По словам Абхинавагупты:

«Никто не говорит, что многообразие не существует вовсе в таком понимании недвойственности. Многообразие проявляется даже в том, что лишено всяческого разделения».

Эта божественная творческая энергия – основная сущностная природа монистического Я-Сознания. В своих исследованиях сознания во время глубоких медитативных состояний шиваитские йогины обнаружили, что эта божественная сущность исполнена бесконечного блаженства, игривости и вибрации. В силу ее божественной и игривой природы мыслители древности назвали ее Богом, а шиваиты – Парамашивой.

Созидание, сохранение, растворение, омрачение и раскрытие – пять основных действий в божественной игре Парамашивы. Он создает, сохраняет и поглощает все сущее. В этом процессе Он скрывает свою истинную природу и является под видом ограниченных существ, заставляя их все более отождествляться с ограниченным эго. Проходя сквозь бесчисленные рождения и смерти, Он, наконец, постигает свою истинную природу владыки, завершая таким образом божественную игру. Все это — проявление Его божественной энергии и ничем не отлично от Него самого. Итак, ограниченное существо не отлично от Бога, просто скрывающегося в такой форме. Абхинавагупта говорит:

«Но Всемогущий Господь, способный совершить даже невозможное и обладающий безраздельной свободой, искусно скрывает Свое настоящее Я».

Согласно абсолютной недвойственности парадвайты, Он, и только Он существует в постоянно меняющихся сценах своего представления. Все мироздание наделено реальным и вечным существованием внутри Бога в форме божественной энергии Его чистого Сознания.

Как только мироздание становится проявленным как явное феноменальное существование, оно неизбежно имеет начало и конец. Реализованные йогины видят присутствие Абсолютного Бога как в мире проявленного, так и в чистом ноуменальном существовании абсолютного Сознания.

Шиваитские йогины должны не только знать эту истину, но также по-настоящему чувствовать ее. Только тогда смогут они достичь совершенной и полной Самореализации.

Теги

Другие записи в рубрике

Интересные статьи

Close
Close