ТАНТРИЗМ

Логика и метафизика садханы

Логика и метафизика садханы

Из века в век философы разных стран стремились обнару­жить абсолютную Метину и адекватно описать ее в своих трак­татах. Так возникли различные философские системы.

После­дователи каждой из них вступали в философские диспуты с представителями других учений, и порой эти диспуты перехо­дили в настоящие баталия. Прошли века, и многие из филосо­фов поняли, что абсолютная Истина так многомерна, что адек­ватно описать ее в рамках любой системы невозможно. Реаль­ность невозможно заключить в рамки слов, терминов и поня­тий, в конструкцию любой логической и метафизической сис­темы.

Какой бы тщательно разработанной и совершенной сис­тема ни казалась на первый взгляд, более пристальное рассмот­рение способно выявить в ней слабые и уязвимые места. Мно­гие великие мыслители Востока понимали это и стремились не просто к созданию неких идеальных философских учений, спо­собных описать саму Реальность. Мистические гении старались построить свои системы таким образом, чтобы максимально эффективно и быстро натолкнуть духовного путника на ту выс­шую Истину, что стоит за паутиной слов и понятий. Каждый из них предлагал свой вариант, и мистики выбирали то, что им больше всего подходит, что ощущается родственным.

Различные школы мысли вели полемику между собой, и по­лемика эта шла на разных уровнях. Адепты, обладающие по­средственным умом, спорили до драки о том, чье учение абсо­лютно истинно, а чье — ошибочно и ложно. Более развитые адепты спорили с оппонентами о том, язык описания какой школы наиболее эффективно помогает обнаружить скрываю­щуюся за узорами слов Реальность, Истину. И, наконец, были те, кто провоцировал спор для того, чтобы, влияя на ум и карму практикующего, быстро и эффективно привести человека к по­ниманию Парамартхи, Реальности.

Прошедшие века подарили миру такие замечательные мисти­ческие инструменты, как учения Адвайта Веданты и Мадхьями-ки, славящиеся своей логикой. Две другие блестящие системы — Трика и Виджнянавада сделали свой акцент не просто на попытке достичь метафизического и логического совершенства, а на том, чтобы философия и метафизика смогли послужить надежным подспорьем тантрической садхане.

Мыслящему мис­тику стоит пристально изучить эти учения, пропустить их сквозь свое сознание. Это в достаточной степени удовлетворит потреб­ность интеллекта к познанию, скорректирует мировоззрение и упорядочит течение персональных энергетических потоков. Такое преобразование хорошо подготовит адепта к серьезной и интенсивной садхане.

Надо заметить, что разные школы подходили к сочетанию теории и практики по-разному. Такие направления, как Адвай­та Веданта, декларировали, что постижение теории и есть прак­тика. Иные школы, находящиеся на противоположном идеоло­гическом полюсе, вообще отвергали пользу теории, заявляя о том, что философия и метафизика лишь вводят мистика в заб­луждение, подменяя словами невыразимую ими Истину. Тре­тьи опирались на доктрину сбалансированного подхода, заклю­чающегося в гармоничном сочетании теории и практики.

По­добное сочетание можно осуществлять по-разному. Так, даже в рамках одной только школы Трика существует три разных под­хода: намака, сиддха и малини. Воззрение намака говорит, что прежде чем приступить к серьезной медитативной садхане, надо потратить долгое время, чтобы основательно изучить теорию. Тогда медитация пойдет легко, без массы препятствий и ос­ложнений, а ее результаты будут верно истолкованы.

Подход сиддха заключается в том, что вначале учитель передает учени­ку медитативную практику, а по достижению садхаком опреде­ленных результатов ему объясняют теорию. Как понимать то, что ты испытал, какое место данные плоды садханы имеют в общей картине тантрического мистицизма? В сиддха считает­ся, что практический опыт должен быть фундаментом и клю­чом для понимания теории.

И, наконец, воззрение малини гово­рит о том, что последовательность и пропорции сочетания тео­рии и практики индивидуальны от садхаки к садхаке, от случая к случаю, и потому малини не фиксируется на неком одинако­вом, универсальном порядке сочетания того и другого. Сам я стою в этом вопросе на позиции малини, он очень хорошо соот­ветствует учению Каула тантры.

Продвинутый практик Каулы хорошо разбирается в метафи­зике и философии родной школы, более того, адептам Каулы рекомендуется понять и учения других направлений, дабы при сравнивании всех их обнаружить универсальную Истину, о ко­торой разные школы говорят различными способами. Оттого-то про каула-тантриков и говорят: «Внутри — шакта, снаружи — шайва, сидит и медитирует средь собрания вайшнавов».

Постигнув суть того, о чем говорится во всех монистических учениях, каула-тантрик обретает универсальную Истину. Он больше не нуждается в философии и метафизике так сильно, как нуждался раньше, и они перестают играть в жизни каулы большую роль, уступая место живому переживанию Реальнос­ти.

А Реальность эта, будучи совершенной и чистой Гармонией, внешне выглядит весьма парадоксально и противоречиво. Она — вне логики, вне схоластических схем и таблиц. Она жива и пластична, хотя и неизменна в своей сути. Эта природа реаль­ности отражается в жизни Трикасамарасья Каулы. Она мани­фестируется в мантрах, иконах, мурти, янтрах и символах, в ритуалах, обычаях и внешнем виде адептов этого учения.

~ Мир Закатного Солнца / Адинатх М. Джайадхар / ~

Теги

Другие записи в рубрике

Close